?

Log in

 
 
13 September 2012 @ 05:38 pm
Путин признался в «подставах»: «я, как м**к, достал подложенные амфоры!»  



Владимир Путин пригласил в Кремль Машу Гессен, уволенную из журнала "Вокруг света" после отказа освещать его полет во главе журавлиного клина. По словам журналистки, президент предложил ей вернуться на должность главного редактора. Гессен уже решила, что обратно в "Вокруг света" не пойдет, потому что не может работать в журнале, "где главного редактора назначает Путин".




О 20-минутной встрече с президентом Гессен подробно рассказала в издании "Большой город". По ее словам, помимо обсуждения кадрового вопроса, глава государства в беседе коснулся скандальных тем, связанных с его природоохранными и имиджевыми акциями. Как выяснилось, Путин прекрасно осведомлен, что животных к его приезду специально ловили и готовили при помощи седативных средств, а пресловутые амфоры заранее подложили на дно Таманского залива в месте его заныривания.

См. также по данной теме статьи

«Об утраченном мужском достоинстве Медведева и постановке Шойгу»: http://rublev-museum.livejournal.com/221549.html

«После погружения Путина поднялось морское дно»: http://rublev-museum.livejournal.com/200236.html

«Путин виновен в гибели дельфинов?»: http://expertmus.livejournal.com/88679.html

"Я люблю птичек, кошечек, зверушек", - первым делом признался Гессен национальный лидер. А потом заявил, что это он "придумал" стерхов, а до этого тигров и леопардов.

Напомним, что после полета ВВП на дельтаплане со стерхами блоггеры разразились шуткой, что «ребенка Кабаевой принес аист, обученный тому лично Путиным»: http://echo.msk.ru/blog/expertmus/927539-echo/#cmnt-9439142


Как утверждает Маша Гессен, Путин сам инициировал встречу, позвонив на ее мобильный телефон. "Я слышал, что вас уволили. И что я невольно стал виновником этого события. Я хочу выразить свое сожаление. Вообще все, что я делаю в этой области, не должно иметь никакого отношения к политике. Но для человека в моем положении очень тяжело...", - сказал президент, после чего пригласил собеседницу в Кремль.

В результате в минувший вторник 11.09.2012 г. журналистка пришла в Кремль к оговоренному времени и после более двух часов ожидания, наконец, попала в кабинет президента. Туда же явился владелец ИД "Вокруг света" Сергей Васильев.

В эфире телеканала "Дождь" Гессен поведала, что приехала к Путину на велосипеде, однако но территорию Кремля ее с этим транспортным средством не пустили. Велосипед пришлось пристегнуть замком к троллейбусной остановке. По словам журналистки, перед встречей с президентом ее не обыскали, не отобрали ни диктофона, ни телефона.

Маша Гессен сообщила, что в кабинете во время беседы были только три человека - Путин, Васильев и она, а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков "стоял у двери".

Во время эфира на "Дожде" всплыл и вопрос о том, что официально пресс-служба президента не сообщала о прошедшей встрече. На что Гессен заявила, что ей никто не говорил, что беседа была не для печати. Хотя это, быть может, и подразумевалось, предположила Гессен.

Прежде чем сказать, что он "любит зверушек", Путин поинтересовался, нравилось ли Гессен работать главным редактором "Вокруг света", и, получив утвердительный ответ, продолжил монолог. Так как история со стерхами стала, по версии Гессен, причиной увольнения, с нее президент и начал. Он заявил, что это лично он придумал спасать краснокнижных журавлей.

"Я удивилась: спасением стерхов уже несколько десятилетий занимается один и тот же человек, и зовут его совсем не Путин", - отметила Гессен в статье на сайте издания "Большой город". И президент тут же пояснил, что действительно раньше в России была программа по переселению стерхов, но потом она заглохла из-за недостатка средств. Так вот на новом этапе предложил ее воскресить именно Путин, после чего сразу же купил дельтаплан, чтобы самому возглавить журавлиный клин.

"Так что, Маша, вы были неправы", - сказал президент, видимо, имея я виду ранее высказанные Гессен сомнения относительно специфичности экологических экспедиций с участием Путина. Такое же замечание глава государства высказал и Сергею Васильеву, заметив относительно увольнения, что не стоило "так вот сразу, из пулемета".

"Но в журнале должна быть дисциплина. Это как в армии: когда начали выбирать командиров во время Первой мировой войны, сразу проиграли", - определил свою позицию к формированию редакционной политики Путин.

После всего сказанного Путин предложил Гессен высказаться по поводу истории со стерхами. "К сожалению, в нашей стране все так устроено, что если речь идет о вашем личном участии, то оно становится главным, а природа должна подстраиваться", - заявила она.

Журналистка вслух высказала предположение, что Путин знал, что, когда он надевал ошейник с датчиком на тигрицу, то это животное было взято из Хабаровского зоопарка. А когда надевал ошейник на белого медведя, этого зверя поймали заранее и держали взаперти, под воздействием сильных седативных средств несколько дней до его приезда.

Напомним, что буквально весной интернет-пользователи, проведя расследование, пришли к выводу, что история с "тигрицей Путина" в Уссурийском заповеднике летом 2008 г. может быть инсценировкой, устроенным ради пиара Путина шоу. В итоге надевание специального ошейника с навигатором GPS-Argos на самку амурского тигра стоило жизни животному, занесенному в Красную книгу, утверждали блоггеры.

В ответ на эмоциональную речь Гессен о "подставах", президент неожиданно, и при этом почему-то с довольным видом, признал, что действительно обо всем знал. Отметив, что "есть передержки" и он сам "ругается за это", Путин воскликнул: "Но это же я придумал этих тигров! За нами еще двадцать стран, где обитают тигры, тоже стали этим заниматься. И я придумал леопардов!" "Да, я знаю, что леопарда поймали заранее. Но главное - привлечь внимание к проблеме", - цитирует слова главы государства Гессен.

На этом месте, по словам Гессен, Путин вспомнил, пожалуй, о самом скандальном эпизоде последних лет, связанном с поддержанием им имиджа бесстрашного мачо, умеющего летать на истребителях, скакать на лошадях и подгружаться в пучины моря.

"Это как с амфорами. Потом все начали кричать, что амфоры были подложены. Ну конечно они были подложены!" - сказал Путин и засмеялся, как пишет Гессен, "над идиотами, которые вообще могли подумать, что это не так".

"Но я же зачем нырял? - продолжил он, - Не для того, чтобы жабры раздувать, а чтобы люди знали свою историю. Вот даже вы, наверное, с вашим образованием, не знаете, что там в этом месте раньше был каганат, что степные народы приняли иудаизм: http://rublev-museum.livejournal.com/310211.html

А потом все начали писать, что я, как м**к, достал подложенные амфоры. Но кто-то же начал читать!".

Напомним, инцидент произошел 10 августа 2011 г. Тогда занимавший пост премьер-министра Путин во время посещения археологического раскопа на месте древнегреческой Фанагории совершил погружение с аквалангом на дно Таманского залива. На глубине двух метров он сразу же обнаружил две амфоры 6-8 веков н.э. Нелепость произошедшего сразу же бросилась в глаза блоггерам и СМИ и вызвала массу насмешек: http://rublev-museum.livejournal.com/221549.html




 
 
 
(Anonymous) on September 13th, 2012 05:35 pm (UTC)
Процесс превращения Павлов в Савлов на госканалах не упирается в историю профессиональной деградации конкретного парня, с которым я, кстати, знаком с прошлого века, и который тогда не давал ни малейшего повода усомниться в своем бесстрашии, в том числе профессиональном (Мамонтов делал отличные репортажи из зон военных конфликтов). Не он один. Вон, Дмитрий Киселев (некогда на моих глазах кричавший на провинциального журналиста, оправдывающегося, что поет осанну губернатору из страха быть уволенным: "Так застрелитесь!") – боже, какую осанну он сам теперь поет тому, к кому когда-то был привезен в Бочаров Ручей!

Популярное объяснение – скурвились на деньгах – на мой взгляд, весьма глупо и разъясняет лишь самих разъяснителей. Да и тех, кто поет лишь за деньги, слишком уж слышно по фальши.

Тут другое явление, точно подмеченное в свое время Даниилом Дондуреем – "новая искренность". Политые поливальщики. Сагитированные агитаторы. Страстно верящие в то, о чем поют. (В 2004-м, когда я вернулся в Россию после работы в Англии, один из моих друзей на ВГТРК сказал: "Палыч, тут ситуация изменилась. Вождя недостаточно просто любить. Теперь его надо страстно любить!")

Я отчасти понимаю, как новая искренность зарождается. Сам проработал на ВГТРК – на "Радио России", "Маяке", в программе "Вести" на телевидении — почти 7 лет. И знаю, как это происходит – когда тебя вызывает главный начальник, а в кабинете у него кто-то из тех, кого ты сам видишь только по телевизору, или тихий спокойный человек с папочкой в руках, и тебе дают узнать то, что знают лишь посвященные. Приоткрывают дверь в государственные чертоги. У меня до сих пор где-то валяются распечатки счетов Березовского и оперативные донесения по задержанию за наркотики детей кое-каких губернаторов. Но дело даже не в допуске к компромату, а в том, что тебе предлагают подставить плечо под тяжесть государственного свода. Поддержать в трудную минуту. Меня однажды в полночь пригласили в кабинет министра, где, как в штабе, была за зелеными шторками схема одной операции, которую я зван был возглавить. И было разъяснено, во имя какого спасения затевается эта ложь. У меня, признаться, на минуту захватило дух от Большой Игры. Я отказался – никогда не умел плавать в серной кислоте. Но мой сменщик был возблагодарен сенаторской должностью.

Вот и Мамонтову, подозреваю, так же однажды, за трижды закрытыми дверями, растолковали, что цену РПЦ, конечно, все знают, и про Гундяева еще и не такое могут рассказать. Но схема, Аркадий, простая: либо мы делаем православие госрелигией, чтобы собрать с духом (святым) быдло, либо нас всех сжирают какие-нибудь салафиты. И мы будем лежать рядком под зеленым знаменем со вспоротыми животами. Почитай-ка вот эти оперативки, и эти, и эти, а выводы делай сам. И девки из "Пусси" сами не знают, во что вляпались, но тут вот такая схема: кто за них, тот против нас.

Когда журналисту предлагают поработать Атлантом – поддержать плечом государство, иначе рухнет – из этого, как правило, ничего путного не выходит. Считайте это мистикой, но тяжесть государства ломает самых стойких. Согласившись на эту сделку (а не согласиться часто можно только ценой ухода с федерального телевидения, что для людей телевизионных почти смерть), люди меняются до неузнаваемости. Я знаю силу давления. Потому что даже тот мой друг, который иронически говорил о страстной любви к вождю, был когда-то последним шлагбаумом на пути выхода в эфир видеосъемки бултыхающегося с проститутками генпрокурора. То есть не он принимал принципиальное решение, но именно он выдал пленку в эфир, а не ушел со службы. И поразил меня диким рассуждением, что если не поставим пленку, генеральный прокурор страны будет шантажируем, а если поставим – шантаж исчезнет по факту. Но это был единственный случай, когда стрелка его безупречного нравственного компаса сошла с ума. И он, слава богу, на ВГТРК уже не работает.

Спасение страны, человечества, мира – это не работа журналиста, вот что я хочу сказать. Работа журналиста – вести беспристрастный репортаж о конце света. Но именно это парадоксальным образом повышает шанс, что вместо конца света будет свет в конце тоннеля.

Дмитрий Губин,

"РОСБАЛТ", 13 сентября 2012 г.