expertmus (expertmus) wrote in rublev_museum,
expertmus
expertmus
rublev_museum

Categories:

Федор – мастер Святой Троицы

Г.Я. Мокеев

Федор – мастер Святой Троицы

Памяти Игнатия Викентьевича Трофимова -

первого реставратора храмов

Свято-Троицкой Сергиевой лавры

В Псковских летописях под 1413 годом записано: «Приделаша притвор камен к Святеи Троици»;[1] под 1420 годом: «Псковичи, наяша ма­хров Федора и дроужиноу его, побивати церковь Святая Троицы свинцом новыми досками, и не обретоща псковичи такова мастера в Пекове, ни в Новгороде, - кому лити свинчатыи доски. А к немцом слаша в Юрьев, и погании не даша мастера. И приеха мастер с Москвы от Фотея митрополита, и наоучи Федора мастера Святыя Троица, а сам отъеха на Москву. И тако до году побита бысть церковь Святая Троицы, а даша мастером 40 и 4 рубли».[2]

Из приведенных тек­стов явствует, что Федор - зодчий, «мастер Святой Троицы» и был таковым еще до обучения литью свин­цовых досок. А это позволяет отнести к его преды­дущей работе до кровельных покрытий множество каменных пристроек к Троицкому собору 1367 года, показанных, в частности, на известном позднем изоб­ражении храма 1689 года, сделанном перед его раз­боркой.

Так, с южной стороны собора, очевидно с 1413 года, был возведен красивейший двухэтажный камен­ный притвор, известный затем по летописным извес­тиям XV-XVI вв. как «Сени Святой Троицы» (илл.1 http://drevn2005.narod.ru/rekonstrukciaMokeeva.jpg).




Илл. 1. Собор Святой Троицы. Псков. 1367г. (мастер Кирилл). Южные сени Святой Троицы 1413-1420 гг. (мастер Федор). Графическая реконструкция Г.Я. Мокеева. http://drevn2005.narod.ru/rekonstrukciaMokeeva.jpg

Обращенные фасадом на Вечевую площадь, Сени были важнейшим объектом государственного значе­ния, уникальным зданием именно вечевого Пскова. В них заседала Тайная Господа (Государственный Совет, Светский суд), находились лари, состоявшие в ведении Ларника, с государственными грамотами-договорами, денежной казной, государственной пе­чатью... Сенями собор был неразрывно связан с Вечем, поскольку Вечевая площадь была совмеще­на с площадью Соборной. Каждое народное собра­ние псковичей начиналось с торжественной молит­вы, а проводил се священник, выходивший на гале­рею Сеней.

С северной стороны к собору был пристроен другой, одноэтажный каменный притвор. С востока к обоим притворам Федор-мастер примкнул два новых храма-придела: св. Александра Невского и св. Бори­са и Глеба.

А еще с 1367 года в стенном проеме собора была устроена гробница первого свя­того псковского князя Всеволода-Гавриила, палатка которой оказалась рядом с Сенями.

Так, за 7 лет с 1413 до 1420 года Святая Троица Пскова была понизу обнесена каменными притвора­ми, приделами, палатами. Заканчивая обстройку семипрестольного собора мастер Федор со своей дружиной покрыл его весь свинцом.

Собор еще с 1409 года был распи­сан цветными фресками: «Подписана бысть церковь Святая Троица в Пскове городе. А писал Антонеи инок киевлянин с учеником с Ыгнатьем, а выспод подписывал Марк псковитин».[3] Позднее, в 1466 году, роспись появилась на фасаде Сеней: «Подписан бысть притвор у Святей Троици оу сторонних дверей с переду».[4] Наконец, еще позднее, в 1598 году, «Заложиша псковичи у соборнеи церкви у Живоначальнеи Троици главу покрыти золотом и не возмогша. И как воцарился государь царь и великий князь Борис Федорович всеа Русии на своей вотчине на всей Рускои земле, и сведав изнеможение пскович, Живоначальную Троицу покрыл из своей царьскои казны золотом; а стало ему государю 2 300 рублев со всем».[5]

Ни один зодчий древ­ней Руси, кроме Федора, не имел тако­го удивительного прозвища - «мастер Святой Троицы». В продолжение сво­ей жизни Федор, конечно же, построил немало зданий, - порукой чему его заслуженное звание «мастер». Но свое «божественное» прозвище он получил от одного, явно исключительного объекта. Да и прозвище могло возник­нуть по разным причинам-обстоятель­ствам, от случайных до умышленных. Рассмотрим возможные случаи.

- Прозвище могло появиться для отличия двух мастеров друг от друга. В Пскове в начале XV века работал мастер Еремей, - он строил в 1415-1416 гг. вместо деревянного камен­ный второй собор города св. Софии в Довмонтовой стене. А Федор работал рядом в Крому в 1413-1420 гг. на Троицком соборе. Еремей, видимо, еще с конца XIV века строил в Довмонтовой стене несколько храмов, был вообще церковным мастером. Федор же рабо­тал лишь на одном объекте, - отсюда и возможное «однохрамовое» прозвище мастера. Но зодчие име­ли все же свои уважаемые имена, и различать их про­звищами очевидно не требовалось.

- Федор обстраивал псковскую Троицу и прозвище мог получить как указание на место работы. Однако это предположение вызывает полное недо­верие вот почему. Мастер возводил не сам храм, а лишь пристройки к нему. Псковичи из-за «второсте­пенных дополнений» к храму вряд ли могли дать Фе­дору «всеохватывающее» прозвище, - ведь по су­ществу Федор Троицы не возводил. Псковский собор в 1365-1367 гг. строил «церковный мастер» Кирилл. Именно он, а не Федор, заслуживал «божественно­го» прозвища.

- Более того, псковичи, а особенно псковские мастера-каменщики вообще не могли дать Федору «божественно­го» прозвища. Это было бы неправильно и неспра­ведливо по отношению к памяти великого «церковно­го мастера» Кирилла.[6] Ведь еще недавно, в 1374-1376 гг., весь Псков оказал ему величайшую честь: возвести своими руками храм в свое имя - во имя свт. Ки­рила, архиепископа Иерусалимского. В начале XV века храм Кирилла красовался в Довмонтовой сте­не. Это была тогда высшая награда зодчему за воз­рождение рухнувшей в 1362 году псковской Святой Троицы.

Учитывая все сказанное, верным представ­ляется следующее. Федор был уже «мастером Свя­той Троицы» до приезда в Псков в 1413 году.

Ведь его не просто пригласили и допустили к ра­боте на главном соборе города и государства. Он очевидно уже возводил какой-то иной Троицкий со­бор, но в другом, не менее святом месте и не менее значимом по масштабу. Судя по исторической ситу­ации, таким собором в тот момент была каменная Святая Троица Сергиева монастыря под Москвой, по­явившаяся как раз в 1409-1412 гг.

1408 год - дата разорения Московского княжества ханом Едигеем. Его хищная орда рассыпалась по Подмосковью, грабя и сжигая города и села, уго­няя в плен население. В Сергиеве монастыре тата­ры, очевидно, сожгли деревянный соборный храм, по­строенный еще самим Сергием Радонежским с монастырской братией. И вот к 1412 году вместо сгоревшего был возведен новый каменный собор. «В лето 6920 (1412 г.) написася Божественная Лествица: в обители Преподобнаго игумена Сергия... священа бысть церкви месяца сентябриа в 25 день».[7] Новый чудесный храм, очевидно, и «дал» очень престижное, «божественное» прозвище Федору - «мастер Святой Троицы», - как главному строите­лю-зодчему соборного храма Троице-Сергиева мо­настыря. Собор Святой Троицы почитается до сего дня как главная святыня Лавры.

Людская молва закрепила за Федором персональное прозвище. К 1413 году она докатилась до Пскова. Там с 1409 года расписывали Троицкий собор художники-стенописцы. Они, вероятно, обнаружили какие-то трещины в стенах собора (может быть, просто усадочные). Тем не менее, псковское Вече, Тайная Господа, Собор священников призвали к себе из Сергиева монастыря уже состоявшегося «мастера Святой Троицы» - укрепить «шевелящийся» собор, об­новить его протекающие ветхие кровли.

Причиной вызова могло послужить и псковское происхождение «мастера Святой Троицы», что вызывало законную гордость псковичей (они не дали эту работу Еремею). Федор и обстроил псковский собор различными «укрепительными» пристройками со всех четырех сторон (судя по рисунку 1689 г., у юго-за­падного угла храма рядом с палаткой Всеволода имелся мощный контрфорс, свидетельствующий в пользу нашего предположения).

После окончания работ в Пскове в 1420 году Федор снова уехал в Москву, на этот раз перестраи­вать-укреплять собор Андроникова монастыря. Основанием для такого утверждения служат одинако­вые «пирамидальные верха» псковской Троицы и Спас­ского Андроникова собора, в частности, - трехлопастной второй пояс закомар-кокошников, каковых «трехлопастников» нет более ни в каких раннемосковских храмах (Федор как бы привез такой «верх» из Пскова). Очевидно, что для возведения его на Спасо-Андрониковском соборе должна была иметь­ся веская причина, сходная с псковской ситуацией. Вернем­ся для выяснения се снова в Псков.

В 1362 году там «впался» верх - рухнули с гро­хотом ночью своды старого собора Святой Троицы ХП века. Непотревоженными от храма остались только нартекс с четырьмя приделами и тамбур-притвор, - все с пучковыми пилястрами. Восстанавливая-воз­рождая храм «по старой основе» (по фундаментам ХП века) мастер Кирилл, после разборки старых стен храма и возведения стен новых, восстановил по ним и пучковые пилястры. А для крепости верха собора (для погашения горизонтального распора от сводов, переноса части нагрузок с колонн на стены) он уст­роил повышенные подпружные арки и восьмиуголь­ный подиум под барабаном главы, оформленный сна­ружи трехлопастными закомарами. Для лучшего во­достока были сделаны островерхими и все другие закомары-кокошники. Так, в 1367 году появился «пи­рамидальный верх» на псковской Троице.[8]

В Андрониковом монастыре каменный собор вместо деревянного был заложен великим князем Дмитрием Донс­ким и митрополитом Киприаном в 1381 году как памятник славной победы 1380 года на Куликовом поле и как оберег на восточной окраине Москвы у развилки Ко­ломенской и Владимирской дорог. Но строительство храма было завершено не ранее 1382 года (времени страшного разорения Москвы Тохтамышем), видимо, к 1385 году. Кстати, до 1389 года, когда скончался вел.кн. Дмитрий Донской, на Коломенской дороге в Угреше был построен еще один такой же каменный храм-оберег свт. Николая Чудотворца.

Былое существование более раннего, нежели существующий, первона­чального каменного Спасо-Андроникова собора кон­ца XIV века «вычислила» В.Г. Брюсова.[9] О его существовании писал и Г.К. Вагнер на основании анализа найденных при реставрации храма резных камней (каковых не было и нет в уцелевшем «втором» соборе). Причем, по мнению уче­ного, первоначальный храм имел к тому же белокаменную пре­далтарную преграду.[10] Почему же этот тогда еще относи­тельно новый храм мог потребовать вскоре перестройки?

В 1408 году во время разорительного нашествия Едигея сторожевой Андроников монастырь был в пер­вую очередь сожжен подошедшими сюда татарами. Состояние после этого обгорелых сводов собора, оче­видно, внушало опасения. В 1421-1423 гг. возвративший­ся из Пскова Федор и произвел разборку этих сво­дов, затем укрепил собор возведением «пирамидаль­ного верха», подобного верху Троицкого собора Пско­ва (с повышенными подпружными арками, трехло­пастными закомарами). В дополнение Федор укра­сил восьмигранный подиум круглым «воротником» из 10 островерхих кокошников под барабаном главы со­бора, создав тем самым их третий «огненно-символи­ческий» пояс. Таким образом, фундамент и каменные стены собора Спаса могут быть датированы ок. 1385 годом, а своды и верха окончательно 1423 годом.

Каменный собор Святой Троицы в Сергиевом монастыре был возведен к 25 сентября 1412 года при игумене Никоне – ученике преп. Сергия Радонежского. В это время в Москве и близрасположенных городах ра­ботали живописцы Феофан Грек, Игнатий Грек, Даниил Черный, преп. Андрей Рублев... Иноки расписывали Благовещенс­кий собор Кремля в 1393-1394 гг., собор Спаса в Симоновом монастыре в 1404-1405 гг., Успенский собор во Владимире в 1408-1410 гг., Успения на Городке и Саввино-Сторожевский соборы в Звенигороде в 1417-1420 гг. и др.

В 1422-1425 гг., после обретения мощей преп. Сергия Радонежского, Даниил Черный и Андрей Рублев рас­писывали Троицкий собор Троице-Сергиева монасты­ря. Но чуть раньше, к 1412 году, когда Федор-мастер только еще возвел каменный монастырский собор, преп. Андрей Рублев написал для него свою знаменитую храмовую икону «Троица».

В 1426-1428 гг. преп. Андрей Рублев и Даниил Черный расписывали собор Спаса Нерукотворного образа в Спасо-Андрониковом монастыре, перестроенный мастером Федором. Именно в это время по инициативе художников каменная предалтарная преграда первоначального храма 1385 года была разобрана и заменена деревянным иконостасом, расписанным затем преп. Андреем и Даниилом - монахами Андроникова монастыря. По-видимому, это был первый тябловый иконостас в русских храмах. И появился он в Спасском соборе Андроникова монастыря стараниями преп. Андрея Рублева незадолго до преставления святого иконописца 17 октября 1428 г.[11]

Кстати, существует довольно обоснованное мне­ние, что преп. Андрей Рублев был родом из Пскова. Осно­ванием этому служит запись второй Псковской лето­писи под 1484 и 1486 гг. о боярине Андрее Семенови­че Рублеве, участнике новгородского посольства в Литву и Москву, что перекликается с интитуляцией «Андрей Иванов сын Рублев» на иконе «Преображе­ние» (ГТГ), поскольку «принадлежность к определен­ному роду, родовая честь оберегались особенно тща­тельно».[12] Здесь уместно учесть и древнерус­скую традицию давать внукам имена дедов или пра­дедов.

В заключение можно подытожить, что здесь шла речь о трех гениальных русских, а точнее псковских «божественных мастерах Святой Троицы»: зодчих Кирилле, Федоре и художнике Андрее Рублеве.

Найденные в Пскове в 1960 году останки великого зодчего Кирилла в церкви свт. Кирилла на Греб­ле в Довмонтовой стене были выброшены археологами на свалку; прах Федора, персонально упомянутого в Псковских летописях как «мастер Святой Троицы», покоится невесть где; а пока неведомая могила преп. Андрея Рублева находится на месте исчезнувшей еще в XVIII веке колокольни у стены собора Андро­никова монастыря.

Примечания:

1. Псковские летописи / Подг. к печати А.Н. Насонов. Вып. 1. М; Л., 1941. С. 33.
2. Псковские летописи / Подг. к печати А.Н. Насонов. Вып. 2. М., 1955. С. 37.
3. Псковские летописи / Подг. к печати А.Н. Насонов. Вып. 2. М., 1955. С. 282.
4. Псковские летописи / Подг. к печати А.Н. Насонов. Вып. 1. М; Л., 1941. С. 72.
5. Псковские летописи / Подг. к печати А.Н. Насонов. Вып. 1. М; Л., 1941. С. 114.
6. Подробнее см.: Мокеев Г.Я. Кирилл Псковский – величайший зодчий древней Руси // Псковский край. Культура, образование, история. Псков, 2000.
7. Описание рукописей Лаврской Библиотеки. Т. 1. М.,1879. 138, № 156; Жи­тие и подвиги преподобнаго и богоноснаго отца нашего Сергия игумена Радонежскаго и всея России чудотворца Сост. Архим. Никон. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1904 г. С. 255, прим.. 198.
8. Воронин Н.Н. У истоков русского национального зодчества // Ежегодник Института истории искусств. М., 1952.
9. Брюсова В.Г.вопросы биографии Андрея Рублева // ВИ, 1969. № 1. С. 42.
10. Вагнер Г.К. От символа к реальности. М.,1980. С. 187.
11. Ульянов О.Г. Деисус Андреева письма Рублева из Благовещенского храма Московского Кремля (к 575-летию преставления преподобного иконописца) // Макарьевские чтения. Вып. XII. Иерархия в Древней Руси. Можайск-Терра, 2005. С. 196-197.
12. Плугин В.А. Мастер Святой Троицы. М., 2001. С. 407.



© Г.Я. Мокеев, 2005.

Публикуется по изд.: Мокеев Г.Я. Федор – мастер Святой Троицы // Человек верующий в культуре Древней Руси. Материалы международной научной конференции 5 – 6 декабря 2005 года. СПб., 2005. C. 133-137.

Oб авторе: Мокеев Геннадий Яковлевич – Заведующий Отделом древнерусской архитектуры и градостроительства Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, Академик Академии архитектурного наследия, Член Союза писателей России.

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.


Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Tags: "Живоначальная Троица" Андрея Рублева, #Музей, #МузейАндреяРублева, #МузейРублева, #МузейноеЕдинство, #Православие, #Рублева, #музей_имени_Рублева, andrei rublev, Андроников монастырь, Музей имени Андрея Рублева, Русская Православная Церковь, древнерусская архитектура, древнерусское искусство, исихазм, лекторий, могила прп. Андрея Рублева, прп. Андрей Рублев († 1428), святыня
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments