expertmus (expertmus) wrote in rublev_museum,
expertmus
expertmus
rublev_museum

Categories:

Есть ли у икон Музея имени Андрея Рублева в США судебный иммунитет?



21 января 2011 г. (11:53) ведущее российское информационное агентсво ИНТЕРФАКС сообщило, что «уникальная коллекция икон из Центрального музея древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева (ЦМиАР) может попасть под арест в США. Недавно эта коллекция была вывезена администрацией ЦМиАР в частный американский музей Гордона Ланктона. Русские иконы пробудут в Соединенных Штатах до июля 2011 г., сообщили корреспонденту "Интерфакс-Религия" представители научного коллектива Музея им. Андрея Рублева»: http://www.interfax-religion.ru/?act=news&div=39188

Как стало известно из выступления министра культуры РФ Александра Авдеева 19 января 2011 г. в прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы", в результате притязаний американской стороны на "библиотеку Шнеерсона" "вся российская собственность, не прикрытая дипломатическим иммунитетом, на территории США может быть арестована". В частности, министр напомнил, что ранее одна американская общественная организация "совершенно незаконно" потребовала "коллекцию Шнеерсона" из Российской государственной библиотеки и обратилась в американский суд - в результате суд постановил передать коллекцию этой организации. Как сообщалось, 6 августа 2010 г. федеральный судья в Вашингтоне Ройс Ламберт постановил, что расположенная в США головная организация любавичских хасидов «Агудас Хасидей Хабад» (Agudas Chasidei Chabad) доказала свое право на библиотеку Шнеерсона, которые, по его определению, хранятся в Российской государственной библиотеке и Российском военном архиве «незаконно». При этом судья изначально постановил, что не вправе рассматривать вопрос о судьбе всей библиотеки и может принимать решения лишь по ее части - семейному архиву Шнеерсонов, который включает более 25 тыс. стр. рукописей, писем и других материалов. Решение в пользу хасидов, принятое судьей Ройсом Ламбертом, основано на законе США 1976 г. «Об иностранном суверенном иммунитете» (US Foreign Sovereign Immunities Act), позволяющем американским судам вести дела против других суверенных государств, включая их правительства. В свою очередь МИД РФ заявил о незаконности такого решения судьи.

Указанный Закон об иммунитетах иностранных государств был принят в США в 1976 г., а в 1978 г. аналогичный Закон об иммунитете государства появился в Великобритании. В законе США 1976 г. указано, что иммунитет не будет признаваться, «когда основаниями для иска служат коммерческая деятельность, осуществляемая иностранным государством в Соединенных Штатах, или действие, совершенное за пределами Соединенных Штатов в связи с коммерческой деятельностью иностранного государства вне Соединенных Штатов, если это действие имеет прямые последствия для Соединенных Штатов» [§ 1605(а)2]. На имущество иностранного государства, находящееся в США и используемое для коммерческой деятельности в этой стране, не распространяется иммунитет от мер по аресту для обеспечения иска и от мер по обращению взыскания на имущество на основании судебного решения.

В законе США 1976 г. указывается также, к какому критерию должны прибегать американские суды, чтобы определить, какие действия являются публично-правовыми, а какие — частно-правовыми. По этому вопросу суды в разных странах, в том числе и в США, выносили различные решения. В законе США 1976 г. в качестве такого критерия избрана не цель, а характер, природа операции или отдельной сделки [§ 1603(d)]. Там говорится, что «коммерческая деятельность» означает либо регулярное осуществление коммерческого поведения, либо конкретное коммерческое действие или акт. Коммерческий характер любой деятельности определяется характером осуществления поведения или конкретного действия либо акта, а не ее целью. Английский Закон об иммунитете государства 1978 г. определяет коммерческое действие при помощи описания его характера и перечисления типов соответствующих контрактов (ст. 3).

В деле по иску к советским информационным агентствам ТАСС и АПН (решение федерального суда Нью-Йорка от 23 января 1978 г.), которые подготовили материал, опубликованный в газетах «Советская Россия», «Красная звезда» и других изданиях, то есть за пределами США, истец ссылался на то, что эти действия имели «прямые» последствия в США. Истец доказывал (и это имеет наиболее существенное значение с точки зрения применения на практике закона США 1976 г.), что речь идет именно о коммерческой деятельности и в случае такой деятельности иммунитет не должен предоставляться. Однако суд с такими доводами не согласился. Он исходил из того, что действия информационных агентств не связаны с каким-либо контрактом и не могут рассматриваться как коммерческая деятельность. Суд пришел к выводу, что советские организации пользуются иммунитетом от юрисдикции судов в соответствии с Законом США об иммунитетах иностранных государств 1976 г.

Определенное практическое значение имеет вопрос об обратном действии этого закона. Данный вопрос был центральным в деле Jackson v. People's Republic of China (1986 г.). Речь шла о претензиях держателей облигаций, выпущенных правительством Китая в 1911 г. Правительство КНР, к которому был предъявлен иск, неоднократно заявляло, что оно не несет никаких обязательств по внешним долгам бывшего китайского правительства, и настаивало на признании иммунитета. Хотя суд пришел к выводу, что выпуск государством облигаций в соответствии с § 1603(6) закона США 1976 г. следует квалифицировать как коммерческую деятельность, иммунитет государства должен быть признан, поскольку закон не может иметь обратной силы. При рассмотрении этого дела правительство КНР заявило, что теория ограниченного иммунитета не может быть обязательной для тех стран, которые ее не признают. По мнению китайского правительства, эта теория «применима только к той группе стран, которые ее признали, и не применима в отношении Китая, который продолжает придерживаться принципа абсолютного иммунитета».

На решение по данному делу сослался другой суд США при рассмотрении в 1988 г. иска держателей царских займов к правительству СССР. В иске было отказано со ссылкой на то, что закон США 1976 г. не имеет обратной силы.

Законы об иммунитете, исходящие из аналогичных принципов, что и закон США, были приняты в Канаде (1981 г.), Австралии (1981 г.), Пакистане (1981 г.), Сингапуре (1979 г.), ЮАР (1981 г.).

В законодательные акты США, Великобритании и других государств, принятые в последние годы, а также в некоторые международные соглашения были включены специальные правила, касающиеся тех случаев, когда иностранное государство является собственником недвижимого имущества, находящегося на территории государства суда, а также случаев возможного наследования имущества иностранным государством по закону или по завещанию. Так, согласно Европейской конвенции об иммунитете государств от 16 мая 1972 г., иммунитет не признается, если иностранное государство отказалось от иммунитета; само предъявило иск; спор возник по трудовому контракту, в связи с недвижимостью, требованиями о возмещении ущерба, охраной прав промышленной собственности, а также деятельностью de jure gestionis, осуществляемой бюро или агентством государства в стране суда. Если сравнивать эту конвенцию с законом США 1976 г., то можно заметить, что в ней речь идет о действиях не только коммерческого, но и вообще частно-правового характера и что центр тяжести в вопросе о непризнании иммунитета перенесен на наличие территориальной связи, необходимой для установления юрисдикции данного государства.

3. Комиссия международного права в 1991 г. приняла проект статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности и рекомендовала Генеральной Ассамблее ООН созвать международную конференцию для рассмотрения этого проекта.

До принятия универсальной международной конвенции по этому вопросу существенную роль продолжает играть судебная практика каждого государства, хотя решения суда одной страны могут использоваться и во всяком случае учитываться при рассмотрении аналогичного дела в другой стране.

http://ru.warnet.ws/img/186/arh/1.jpg

Характерный пример дает практика Франции. В этой связи следует остановиться на решении Парижского суда Большой инстанции от 16 нюня 1993 г.

В связи с проведением в Центре искусства и культуры имени Жоржа Помпиду выставки картин Анри Матисса из Государственного Эрмитажа и Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина (ГМИИ) дочь коллекционера С. И. Щукина Ирина Щукива-Келлер, а также некий И. Коновалов, утверждающий, что он является внуком другого известного собирателя западной живописи И. Морозова, предъявили ряд исков к Российской Федерации, Государственному Эрмитажу, ГМИИ имени Л. С. Пушкина и Центру Помпиду. Истцы требовали наложения предварительного ареста на картины и каталоги выставки, признания их права собственности на картины и выплаты им возмещения в крупных суммах. Картины перешли в собственность государства на основании декретов о национализации 1918 г.

Решением суда в исках Щукиной и Коновалову было отказано со ссылкой на принцип судебного иммунитета государства и его собственности.

От имени Российского государства в суде было заявлено, что акт о национализации представляет собой осуществление публичной власти государства и касался коллекции картин, принадлежащей его гражданам и находящимся на его территории. Кроме того, было обращено внимание суда на то, что иммунитетом от принудительных мер пользуется не только государство как таковое, но также два музея, осуществляющие хранение картин в рамках выполнения публично-правовых функций в области культуры, на что они были уполномочены Министерством культуры РФ.


Суд согласился с этими доводами и признал, что при отсутствии согласия государства на рассмотрение дела иски не могут быть предметом рассмотрения суда. На этом же основании суд отказал истцам в отношении их требований об осуществлении мер принудительного характера в отношении картин.

Дальше эстафету принял внук Щукина Андре-Марк Делон-Фурко, который с 1993-го по 2004 г. подавал исковые заявления в суды Парижа, Рима и Лос-Анджелеса.

В 2005 г. картины из ГМИИ, предоставленные для выставки одной из швейцарских галерей, были арестованы после того, как небезызвестная фирма «Noga» подала иск против России. Вскоре, правда, арест с картин был снят, и их отправили обратно в Россию, но именно после этого случая Россия стала крайне осторожно вывозить картины за рубеж.

http://images.km.ru/news/picture/pic/kartiny_vyst_250.jpg

При подготовке выставки «Из России…», которая открылась в Лондоне в январе 2008 г., британские власти долго медлили с предоставлением официального гарантийного письма, которое бы заверило Королевскую академию искусств в том, что произведения искусства будут защищены от ареста. Представитель министерства министерства по делам культуры, СМИ и спорта тогда признал, что ситуация непростая и, с точки зрения британских законов, не имеет прецедента. Юридическая экспертиза, по его словам, заключается в проверке Королевской академией всех картин на предмет «чистоты происхождения», «поскольку британское правительство, по словам представителя, пока не удостоверилось в том, что академия провела «тщательную юридическую экспертизу всех произведений искусства»...

© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Tags: Музей имени Андрея Рублева, СМИ о ЦМиАР, Спасти Музей имени Андрея Рублева, досье, расследование
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment