?

Log in

No account? Create an account
 
 
06 May 2018 @ 12:56 pm
«Чудо Георгия о змие» (The Miracle of St George and the Dragon / «Black George»)  


#Музей имени Андрея #Рублева. «Чудо Георгия о змие» конец XIV века (The Miracle of St George and the Dragon / Black George): http://rublev-museum.blogspot.ru/2014/11/icon-of-st-george.html

Απολυτίκιον Ήχος δ' Ως τών αιχμαλώτων ελευθερωτής, καί τών πτωχών υπερασπιστής, ασθενούντων ιατρός, βασιλέων υπέρμαχος, Τροπαιοφόρε Μεγαλομάρτυς Γεώργιε, πρέσβευε Χριστώ τώ Θεώ, σωθήναι τάς ψυχάς ημών.

23 апреля / 6 мая – память св. вмч. Георгия Победоносца († 303): http://expertmus.livejournal.com/30966.html



Чудо Георгия о змие.
1400-1450.
77, 4 х 57 х 2, 8.
The British Museum. 1986,0603.1.


Provenance. Первым владельцем иконы была Мария Васильевна Розанова, которая нашла её в 1959 году в приходской церкви Ильинского погоста на реке Пинеге, где икону приспособили в качестве створки окна. Первоначально была расчищена в 1960 году Адольфом Овчинниковым в мастерских Грабаря. После расчистки стало ясно, что её поновляли несколько раз. Под слоем XVIII века открылся слой XVII века а, далее, слой XIV века. Икона была признана безусловным шедевром древнерусской иконописи.

Родившийся в 1964 г. сын Марии Розановой и Андрея Синявского получил имя в честь обнаруженной ими на Пинеге иконы «Чудо Георгия о змие». После отъезда в эмиграцию в 1973 г. Мария Розанова выгодно продала икону на аукционе «Axia Art Islamique et Byzantin» (dealer/auction house; Liechtensteiner), откуда она была закуплена в Британский музей в 1986 году.

Необычная особенность этой иконы – черный окрас лошади – встречается на нескольких новгородских иконах XIV-XVI вв., таких как «Чудо св. Георгия» середины XIV века из коллекции А.В. Морозова (ГТГ), «Георгий змееборец» из села Станыли Львовского государственного музея украинского искусства, «Святой Георгий, Никита и Деисус» XVI века в Русском музее, а также на ряде северных русских икон, например, «Чудо Святого Георгия и Житие» из Устюжны первой половиной XVI века.

По Дионисию Ареопагиту, образ коней означает «покорность и послушность, причем белые указывают на светлость и как бы особую родственность божественному свету, вороные – на сокровенность» (Дионисий Ареопагит. О небесной иерархии // Восточные отцы и учители Церкви V века. М., 2000. С. 352). В нередких новгородских и псковских «исключениях» Георгий сидит именно на вороном коне (см., например, среднюю часть боковых врат иконостаса из бывшего собрания Н.П. Лихачева (ныне в Русском музее), сер. XVI в.). На московские и суздальские памятники (особенно с XVI в.) данное правило не распространяется.

Вопреки трактовке Дионисия Ареопагита известный искусствовед Михаил Алпатов выдвинул совершенно иную интерпретацию, согласно которой именно «белый конь выглядит как символ душевной чистоты», поэтому «блистающий белизной конь – это подобие апокалиптического «бледного коня» (Алпатов М.В. Образ Георгия-воина в искусстве Византии и древней Руси // Труды отдела древнерусской литературы Института русск. лит-ры / АН СССР. М.-Л., 1956. С. 166) со ссылкой на А.В. Рыстенко (Легенда о св. Георгии в византийской и славяно-русской литературе // Записки имп. Новороссийского университета. CXII. Одесса, 1909).

Изображение вороного коня в данном сюжете восходит, надо полагать, к известной агиографической редакции, где говорится о явлении Победоносца на битву из небесного мира. Иконописцы, по всей видимости,  хотели по «великому Дионисию» особо отметить сокровенность этого явления.



«Когда, впервые попав в Британский музей, я бродил по залам византийского отдела, посетители попадались там крайне редко. Отдыхая от суеты и шума, спокойно рассматривая древние иконы и фрески, вдруг в каком-то укромном уголке я увидел невероятно красивую икону, изображающую Святого Георгия, поражающего змия. Икона эта настолько сильно отличалась от окружающих ее византийских ликов, что я, заинтересовавшись, стал внимательно рассматривать английскую надпись на табличке. Прочитав текст «Икона. XIV век. Русский Север. Река Пинега», я испытал ощущение, близкое к состоянию потрясения.

Каким образом наша северная икона оказалась в Британском музее? Вопрос этот не давал мне покоя несколько лет. Ответ я узнал, прочитав книгу «Мой Псков», написанную недавно ушедшим от нас известным искусствоведом-реставратором Саввой Ямщиковым.

Оказалось, что в шестидесятые годы, когда в среде московской интеллигенции распространилась мода на русскую старину, писатель Андрей Синявский и его супруга Мария Розанова стали ездить на Север за иконами, и в одной из таких поездок на Пинегу приобрели «Чудо Георгия о змие», привезли его в Москву и решили показать специалистам. Икона произвела на искусствоведов сильное впечатление. Ямщиков пишет, что «вещь была совершенно потрясающая», «шедевр из шедевров».

Бывший директор Русского музея, удивительный знаток древнерусской живописи Николай Петрович Сычев простоял несколько минут перед иконой в абсолютном молчании, а потом произнес: «Это шедевр мирового значения. Ему место в лучших музеях мира».

Позднее Сычев признался Ямщикову, что жить не может без этой иконы, и попросил привезти хотя бы фотографию. Художник Николай Чернышев, увидев икону, рухнул перед ней на колени. Репродукцию «Чуда Георгия о змие» напечатали на обложке роскошного альбома, изданного стараниями Саввы Ямщикова. И тут грянул гром. Открылось, что Синявский под псевдонимом «Абрам Терц» публиковал свои книги на Западе. В Москве прошел печально известный судебный процесс Синявского-Даниэля. Писатель угодил в Дубровлаг. А когда он вернулся, то, во многом благодаря своей активной супруге, решил уехать за границу.

Вот что пишет о дальнейшей судьбе иконы Савва Ямщиков:
«Во время отъезда Синявских, а у них было около пятнадцати очень приличных икон XVI-XVII вв., они перед властями поставили такое условие: мы подарим в Третьяковку «Чудо Георгия о змие», а вы нам разрешите вывезти остальные иконы. Но один не очень «умный» реставратор, который числился в комиссии по вывозу, фамилию его я даже не хочу называть, в запальчивости заявил: «Или все или ничего!» А поскольку КГБ хотел с ними поскорее разделаться, там закрыли глаза на все и разрешили вывезти и «Чудо Георгия о змие», и остальные иконы.
Приехав же в Париж, Синявские продали Георгия за очень приличную сумму в Британский музей, и весь их заграничный быт отлично устроился благодаря северной иконе, найденной на Пинеге».
Слова Сычева оказались пророческими. «Чудо Георгия о змие» оказалось в одном из лучших музеев мира. Жаль только, что не все могут его увидеть» (Кобелев А.В. // Известия Русского Севера).

Иконография. Св. вмч. Георгий Победоносец (Γεώργιος) († 303) - один из наиболее известных святых в христианском мире, а в некоторых странах (например, в Грузии и Англии) самый почитаемый. Претерпевший особо тяжелые страдания за Христа, св. Георгий причислен к лику великомучеников и, как победитель в духовной брани, именуется Победоносцем (ὁ Τροπαιοφόρος). Позднее этот эпитет был переосмыслен в связи с победой Георгия над змием.

«Чудо о змии» считается в греческой традиции единственным прижизненным чудом святого (BHG, N 687-687m), однако в славянской и др. относится к числу посмертных, как и все остальные чудеса мученика. Всего насчитывается свыше 200 рукописей, содержащих это сказание.

Согласно основным греческим, латинским и славянским версиям текста (Parisin. gr. 770. fol. 72-75, XIV в.; Monaс. Lat. 14473; ВМЧ. Апр. Стб. 87-862), в озере, неподалеку от некоего города, поселился огромный змей, похожий на дракона. Он пожирал людей и овец и отравлял воздух ядовитым дыханием. Все попытки уничтожить его заканчивались гибелью людей. Правитель города, жители которого были язычниками, обратился к богам, и они якобы посоветовали ему каждый день отдавать в жертву змею юношу или девушку. Причем правитель обещал, что если жребий падет на его единственную дочь, то и она разделит участь прочих жертв. Когда до нее дошла очередь, девушку отвели к озеру и оставили на берегу. С ужасом она ждала гибели, но появился всадник на белом коне. Узнав о чудовище, воин, не внимая предостережениям девушки, бросился на вылезшего из озера змея. Он прижал копьем гортань чудовища к земле, а конь стал топтать его копытами. Затем воин приказал девушке накинуть на усмиренного змея пояс и отвести в город. Увидев чудовище, которое она вела, подобно смирному псу, горожане замерли от изумления. Св. Георгий объяснил им, что он одолел змея силой Христа. Когда по просьбе горожан святой убил змея, они приняли Крещение.

На том месте, где змей был умерщвлен, построили церковь во имя св. вмч. Георгия, около которой забил целебный источник. По всей видимости, это чудо произошло в Сирии. В многочисленных версиях и редакциях этого сказания присутствуют разные названия города: Ласия, Лаосия, Гевал, Нагава, Наглава и тд. Предполагалось, что Ласия - это искаженное название Лаодикии, Нагава - ошибочное написание, а Гевал (Гебал или Габала) - город близ Лаодикии Сирийской (совр. Латакия) или, возможно, в 40 км от Бейрута (Ливан). Однако окончательного консенсуса по этому вопросу нет. В тексте из собрания «Житий святых» свт. Димитрия Ростовского (ЖСв. Апр.), источником которого служили «Acta Sanctorum» (ActaSS. Apr. T. 3. P. 106), сообщается, что этот город находился неподалеку от Берита (совр. Бейрут). Впоследствии «Чудо о змии» получило аллегорическую трактовку, став символом торжества христианства над язычеством или победы христианина над страстями.

Своими истоками «Чудо Георгия о змие» восходит к дохристианским культам ( Dеlеhауе Н. Les légendes grecques des saints militaires. Paris, 1909. Р. 45-76). В основе иконографии Георгия на коне лежит позднеантичная и византийская традиции изображения триумфа императора. В византийском искусстве образ Георгия-змееборца, основанный на апокрифическом источнике, встречается редко (стеатитовый рельеф XII в., Художественная галерея Уолтерса, Балтимор, США; фреска в ц. св. Врачей в Кастории, Греция (XII в.); мозаичная икона (кон. XIII - нач. XIV в., Лувр, Париж)). Никифор Григора в «Ромейской истории» (1204-1359) упоминает об изображении св.вмч. Георгия на коне, находившемся на стене Большого императорского дворца перед часовней Богородицы Победоносной (Никопеи) в Константинополе (XII в. или 1-я пол. XIV в.; Niceph. Greg. Hist. VII 5). Псевдо-Кодин в трактате «О придворных чинах» (не ранее сер. XIV в.) указывает, что в праздник Рождества Христова среди прочих военных знамен в палату императора вносили 2 хоругви - с изображением св.вмч. Георгия-всадника и св.вмч. Георгия-змееборца (Ps.-Codin. De offic. P. 48, 4, 282 sq.).

Особую известность и самостоятельность приобрел сюжет «Чудо о змии». Он получил наибольшее распространение в искусстве тех областей, культура которых была ближе к народным традициям, особенно в Малой Азии, Южной Италии (в росписях пещерных храмов - крипты Сан-Бьяджо близ Сан-Вито-деи-Норманни, XIII в.; Санта-Мария в Поджардо, XII в.; Сан-Никола в Фаджано, XI в.; Сан-Никола (оба типа - с драконом и без него) и Санта-Маргерита в Моттоле, XIV в.) и Древней Руси. Источники сюжета неясны, находят параллели в житиях других святых (например, св.вмч. Феодора Тирона), но связаны прежде всего с именем Георгия.

Древнейшее изображение св. вмч. Георгия Победоносца, поражающего копьем змия, встречается в росписях ц. св. Варвары в Соганлы (Каппадокия) и относится к 1006 или 1021 г., а самый древний список «Чуда о змии» датируется XII-XIII вв. (Romа. Bibl. Angelica. 46. Fol. 189-191v). Св. Георгий-воин на коне (без змея) с эпитетом в посвятительной надписи: «Никифорос» (Победоносец) - представлен на фреске нач. XIII в. в ц. Асину (Панагии Форвиотиссы) близ Никитари. Первое изображение чуда на Руси сохранилось на стенах церкви св. Георгия в Старой Ладоге (около 1167 г.).



Различаются 2 основных иконографических извода: краткий (Георгий поражает змея) и распространенный или сложный (с царевной, с царевной и изображением города с жителями; самый ранний из известных примеров - фреска церковь вмч. Георгия монастыря Джурджеви Ступови близ Нови-Пазара, 60-е гг. XII в.). Наиболее ранние изображения встречаются на Востоке в росписях пещерных храмов Каппадокии: Капелла VI в Гёреме (кон. IX - нач. X в.); Капелла XXVIII близ Каранлык-килисе (XI в.); ц. св. Варвары в Соганлы (нач. XI в.) и др.

Особенностью балканских и критских памятников поствизантийского периода являются 2 детали композиции «Чудо о змии»: хвост дракона обвивает задние ноги коня; царь с башни протягивает Георгию ключи от города, иногда на башне также изображаются трубящие глашатаи.

«Чудо о змии» получило распространение в Новгороде и прилегающих к нему землях в кратком изводе, с изображением в небесном сегменте благословляющей десницы (икона из собрания А. В. Морозова, сер. XIV в., ГТГ; икона из собрания И. С. Остроухова, нач. XV в., ГТГ; икона из церкви с. Манихина Ленинградской обл., 2-я пол. XV в., ГРМ, и др.). Этот сюжет в кратком изводе приобрел популярность в предметах деревянной и мелкой пластики. Наиболее ранний пример - изображение в одном из 18 медальонов Людогощинского креста (1359, НГОМЗ), краткий извод представлен на резной полихромной иконе, где в верхней части ковчега помещены избранные святые и ангел, венчающий Георгия (XVI в., ГРМ), он же выведен в средник резной полихромной иконы с Деисусом и избранными святыми (нач. XVI в., ГММК). Сохранилось много каменных иконок (1-я пол. XIV в., ГТГ, на лицевой стороне - Богоматерь «Умиление»; XIV в., СИХМ, на лицевой стороне - свт. Николай; XVI в., ГИМ, на лицевой стороне - свт. Николай), литых (кон. XV - нач. XVI в., ЦМиАР; XIV-XV вв., ГРМ, на лицевой стороне - «Распятие с предстоящими»; XVI в., ЦМиАР - с оглавием «Спас Нерукотворный») и костяных (кон. XV - нач. XVI в., ГММК).

Краткий извод «Чудо о змии» часто воспроизводился и в памятниках Русского Севера (иконы посл. трети XV в., частное собрание В. А. Бондаренко; кон. XV - нач. XVI в., ГЭ; XVI в., АМИИ, и мн. др.). Как особо чтимый образ «Чудо о змии» в кратком изводе вошло в состав клейм различных икон (напр., «Введение во храм, с Деисусом и избранными святыми» (крайнее левое клеймо нижнего ряда), кон. XV - 1-я пол. XVI в. из ц. Св. Троицы с. Ненокса Архангельской обл., АМИИ; «Преображение, с праздниками в 24 клеймах» (клеймо 24), 1-я пол. XVI в., из Покровского монастыря в Суздале, ГРМ) и др.



Столь же популярной, как и в Новгороде, композиция «Чудо о змии» стала в Москве. Вел. кн. Иоанн III украсил в 1464 г. главные Фроловские (Спасские) ворота Московского Кремля надвратной иконой - белокаменным скульптурным образом Георгия-змееборца (фрагменты хранятся в ГТГ и ГММК). Многочисленные поновления (чинки) исказили иконографию памятника: копье поражало змея не в пасть, а в шею; правая нога Георгия была согнута в колене (первоначальный облик сохранился на вислой печати Иоанна III 1497 г.).



Композиционные аналоги этому памятнику - византийская мозаичная икона кон. XIII - нач. XIV в. (Лувр, Париж), рельефные изображения Георгия-змееборца в Венеции, Ферраре, Вероне и др. городах Италии. Это изображение, воспринимавшееся в XV-XVI вв. как символ Московского государства, стало впоследствии гербом Москвы и оказало влияние на ряд памятников. Среди них - многоцветный керамический рельеф (изразец), заказанный удельным кн. Юрием Ивановичем для Успенского собора г. Дмитрова, украшавший южную стену, обращенную к Георгиевским воротам кремля, а также памятники русской полихромной деревянной скульптуры, созданные в Юрьеве-Польском, Новгороде, Вологде, на Русском Севере в XV-XVII вв. (XV в., ЮПИАХМ; XV в., ГРМ; XVII в., АМИИ).

По иконографии св. вмч. Георгия Победоносца см.: https://expertmus.livejournal.com/63012.html


© Блог научного коллектива Музея имени Андрея Рублева.
Эксперты приводят в пример воцерковлённое сообщество – сообщество Музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва: http://rublev-museum.livejournal.com/392705.html
#Православие #МузейРублева #MuseumWeek #Рублев #Георгий #МузейАндреяРублева #музей_имени_Рублева #иконопись #икона


Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
 
 
 
Игорьigo_su on May 9th, 2018 06:37 am (UTC)
Спасибо большое!